Иммунитет — состояние человека, который является кем-то.
Обмен учебными материалами


Иммунитет — состояние человека, который является кем-то.



Вилочковая железа(лат. thymus) является органом иммунитета. Медициной она мало изучена. Известно, что у детей она относительно большого размера, а у взрослых маленькая либо вообще отсутствует, и иммунитет обеспечивается иным способом. Это означает, что дети изначально являются кем-тои их соответствующий орган имеет достаточные размеры.Если родители боятся, что из ребенка ничего не получится, так как он, несмотря на усилия, ничем не выделяется среди других, то вилочковая железау него слишком мала.

Чем сильнее страх, тем сильнее от него спазм вилочковой железы и тем меньше она на вид. Но если родители твердо нацелены на то, что ребенок должен любой ценой стать известным ученым или важным деятелем, и ребенок уже до срока кичится собой, то его

вилочковая железа сильно увеличивается в размерах.

Если родительские амбиции в отношении ребенка чрезмерные, однако нечеткие, то

вилочковая железа представляет собой огромную бесформенную массу,

и ее все равно что нет, поскольку невозможно определить ее очертания.

Если ребенок, повзрослев, продолжает считать себя вершиной мироздания и завоевателем мира, то к природе он относится свысока и не верит в ее мудрость. Сообразно складу мышления вилочковая железа уменьшается в размерах, покуда не исчезает совсем. Уменьшение вилочковой железы указывает на то, насколько превратно человек истолковывает природный закон причины и следствия. Кто путает причину со следствием, у того вилочковая железа рассредоточивается по лимфатической системе. И лимфатической системе приходится теперь ликвидировать последствия с удвоенной энергией.

У

каждого человека есть потребность быть кем-то. Страх превращает потребность в желание.

Если Вы боитесь прослыть никем, ибо нет в Вас того, что делает человека кем-то в глазах людей, то Вы можете учиться и работать, добиться очень многого и все будут считать Вас важной шишкой, но, размышляя о себе, Вы все равно будете ощущать, что Вы никто. Ощущение— это одно, а знание — совсем другое. Чем Вы умнее, тем чаще верх одерживает знание. И хотя тревожное ощущение подавляется, оно подсознательно управляет Вами, постоянно возрастает и выливается в предъявление условий: «Если я этого не сделаю, то я ничего из себя не представляю». Поскольку же Вам угодно что-то из себя представлять, то Вы будете без конца что-то делать и делать, пока не сляжете.



Чем больше Вы усердствуете, желая самостоятельно наладить свою жизнь, тем больше жертвуете собой из желания угодить другим. И тем вероятнее, что, перестань Вы попадаться им на глаза, Вашего отсутствия никто не заметит. Словно Вас и нет. И знаете, в чем причина? Причина в том, что Вы никто. От этой мысли Вы заболеваете и будете заболевать впредь.

Желание не быть пустым местом вынуждает принижать себя в надежде на то, что люди станут доказывать обратное. Когда окружающим надоедает играть в эту игру, человек заболевает.

Пример из жизни.

Склонная к полноте женщина, которая из боязни пополнеть отказывает себе в том, что разрешено другим, и которая всегда старается быть хорошим человеком, хорошим специалистом, хорошей женой и хорошей матерью, ощущает в сердце необъяснимое стеснение. «Ах, не обо мне речь» — то и дело слышится из ее уст, да и я сама слышала не раз и не два. С годами жизнерадостная женщина, для которой были нипочем все проблемы, превратилась в смеющуюся маску. То тут ее прихватит, то там, а болезни как таковой словно и нет. На работе она уже не смеет предлагать себя даже в качестве «затычки», да к ней и перестали обращаться. Она сделала вывод, что в ней больше не нуждаются, что она — никто. Молодые, красивые, стройные перевешивают ее знания и опыт, хотя ничего не умеют. (Обратите внимание на ее оценку человека, т. е. отношение к другим.) Свою обиженность она не выказывает, хотя порой, как ей кажется, обижают ее намеренно. Предощущение тяжелой болезни, вследствие чего ей вежливо дадут от ворот поворот, сжимает тисками грудь так, что временами невозможно дышать. Стремление обуздать аппетит улетучивается всякий раз, когда она ощущает, что все равно ничего из себя не представляет. Кому она нужна?! Я стала смотреть, как выглядит ее желание представлять из себя что-то.

Оно оказалось похожим на снайпера, который залег в траншее, затянутой паутиной, и старается из узкой щели поразить движущиеся наземные объекты. Если не удается разом поразить все мишени, думает он про себя, то и место ему здесь, в логове паука, а никак не на поверхности земли. Сиди здесь и кукуй с пауком на пару, большего ты не заслуживаешь! Крайне уничижительное отношение ко всему и более всего к себе. Желание во что бы то ни стало доказать делами, что я все еще что-то из себя представляю. Кто этого не понимает, тот уподобляется пауку, который с невозмутимым видом занят своим делом и совершенно не замечает чужого присутствия. Следствием подобного отношения является незаметно подкравшееся общее заболевание, причину которого никто не может понять.

Когда Вы оказываетесь в старом, заброшенном доме, в пещере либо в замке, где полным-полно паутины, то что Вы говорите? «Здесь никого нет», — говорите Вы. Когда Вы идете в гости и видите там паутину, то думаете про себя: никому в этом доме до паутины нет дела. Вот именно —

никому,

потому что эти люди считают себя никем.

Как Вы относитесь к паукам? Боитесь, бежите прочь, ненавидите, испытываете брезгливость, истребляете, считаете паутину показателем беспорядка и нечистоплотности? Или, напротив, испытываете уважительное почтение, не тревожите его и ждете, чтобы он ушел сам?

Каково Ваше отношение к паукам, таково и отношение к тому, чтобы что-то из себя представлять.

Изучая желание представлять из себя что-то, я заметила, что у всех оно предстает в виде паука. Я поняла, что и паук тоже является учителем, который приходит к нам в комнату и говорит: «Милый человек! Ты желаешь быть кем-то, потому что считаешь, что ты — никто. Высвободи свое желание, и ты ощутишь, что ты кто-то. И хотя за это время ты ничего не успеешь сделать, относиться к тебе будут так, как ты себя ощущаешь. Чужие замечают сразу. Не сразу замечают только близкие, ибо они свыклись с тем, что ты себя ни во что не ставишь, и, соответственно, относятся к тебе так, как ты относишься к себе сам. Запомни, это закон жизни».

Пример из жизни.

Пошла я навестить знакомых. Женщина с минуты на минуту должна была отправиться в роддом рожать. Факторов риска в медицинском понимании было более чем достаточно. Она постоянно занималась исправлением умонастроения, но каждое посещение женской консультации сопровождалось изрядной порцией стрессов — женщине беспрестанно выговаривали за то, что она вообще затеяла это опасное дело. Меня это встревожило. Если человека припирают к стенке фактами, перечисляют ему все пункты риска, и оказывается, что и ты, и твой ребенок — один сплошной риск, то человек не ощущает ничего, кроме страха, а Вам прекрасно известно, что делает страх. Вот я и отправилась ее подбодрить.

Захожу в прихожую, и первое, на что падает мой взгляд, — светильник. Ни до того, ни после я ни разу на него не смотрела, иначе говоря, ни раньше, ни позже душа моя не велела мне туда глядеть. И что я вижу? Светильник изнутри дочерна затянут паутиной. Непонятно — ведь хозяева люди чрезвычайно чистоплотные, а тут еще вот-вот появится малыш.

Не успела я пошутить, как покрасневшая от стыда женщина уже тянулась к светильнику с метелкой в руке, извиняясь передо мной: вчера только чистила. В это я верю. Мне известно, что паук способен с удивительной скоростью плести паутину, если необходимо, а здесь это было необходимо. Я перехватила руку женщины: «Постой, глупышка! Паук пришел тебе на помощь, а ты не понимаешь. Если после всего, что тобой выстрадано, ты не сумела найти себя, то паук на сей раз выручит тебя из беды. До родов нельзя трогать ни единой паутины. Проси прощения у себя, у ребенка, у паука и у паутины за свою ошибку и начни высвобождать свое желание представлять из себя что-то».

Женщина родила здорового, спокойного ребенка, глядящего на мир пристальным взглядом. Вот уже год как он развивается совершенно нормально, несмотря на факторы риска. Сама мать также здорова. Не зря же к ним в гости в нужный момент явился паук, неся с собой счастье.

Вилочковая железа обладает энергией паука.

Подобно тому как паук плетет паутину, вилочковая железа творит лимфатическую систему. Если человек представляет из себя что-то, его вилочковая железа имеет достаточные размеры, и лимфатическая система соразмерна ей. Такой человек здоров. Как только появляется желание что-то из себя представлять, возникают болезненные изменения в вилочковой железе и лимфатической системе.

1. Непомерный страх оказаться никем сдавливает вилочковую железу до размеров горошины, а лимфатическую систему — до хрупкой, ломкой сеточки. Подобная вилочковая железа и лимфатическая система характерны для человека, который всю жизнь прожил в страхе перед родителями и, даже став взрослым, продолжает бояться всех и вся. Волевые родители удивляются, откуда у них такой бесхарактерный ребенок. Окружающие удивляются, как можно быть таким неприспособленным к жизни.

2. Если человек испытывает страх по поводу того, что он ничего из себя не представляет, но желает из себя что-то представлять, то его вилочковая железа уподобляется маленькому паучку, тогда как лимфатическая система начинает увеличиваться. Чем сильнее желание, тем больше расширяются лимфатические сосуды и лимфатические узлы. Увеличенные лимфатические узлы можно обнаружить на ощупь. А отечность частей тела, иначе именуемую слоновой болезнью, можно наблюдать невооруженным глазом.

3. Если человек научится преодолевать свои страхи и добиваться желаемого, то он растопыривает свои щупальца под стать пауку, который из крохотного сделался огромным, длинноногим и страшным. Раньше пугали его, теперь же он сам пугает других. Если его пугали примитивно — шумом и криками, то он устрашает других тем, что душит жертву и высасывает из нее все соки. Если же его пугали ядовитыми попреками, то он превращается в ядовитого паука.

Когда Вы начнете высвобождать свое желание что-то из себя представлять, не удивляйтесь, если увидите, что из Вас выползает паук. Повторяя это еще и еще раз, Вы обнаружите в себе целый питомник пауков — в зависимости от того, каким образом Вы поработали над собой, чтобы что-то из себя представлять.

Чем больше человек принуждает себя быть кем-то, тем вилочковая железа становится больше. В некий момент она уподобляется крупному крабу с плотными конечностями, который, как и рак, вцепляется намертво, хоть его на куски режь. Если у человека есть некая цель, посредством которой он хочет доказать, что не является пустым местом, то у него развивается раковое заболевание, местоположение которого определяется целью. Если человек всегда и во всем желает представлять из себя что-то — быть умным, солидным, интеллигентным — то его вилочковая железа уподобляется расползшемуся внутри грудной клетки крабу, который устал взращивать себя и выкладываться и которого собственно уже нет, но чьи желания машинально продолжают цепляться щупальцами. Эта болезнь называется

саркоидоз.

Сам по себе саркоидоз не является злокачественным процессом, но поскольку поражает в том числе и легкие, то его течение может быть злокачественным. Саркоидоз возникает тогда, когда человек желает любой ценой доказать, что представляет из себя что-то, однако это не получается. Именно в минуту безысходности и разочарования в себе, когда возникает полное безразличие к себе, и начинается саркоидоз. Злокачественной болезнь становится тогда, когда человек испытывает полное безразличие к тем, кто помешал ему проявить себя.

Человек в своем развитии проделал путь от простейших форм жизни к все более сложным, а значит, все мы когда-то были также и пауками. Это означает, что в каждом человеке сохраняется энергия паука, и она проявляется, когда это необходимо. Она нужна, чтобы мы сумели представлять из себя что-то и в том случае, если ничего не помним о жизни в ипостаси паука. Подсознание знает все. Кто пытается отыскать жизненную истину, тот почитает все живое. Время от времени он ловит себя на мысли (и мысль эта радует его), что он сумел филигранно, на манер паука исполнить некую работу, причем без предварительных тонких расчетов и детального планирования. Человек руководствовался внутренним чутьем, и результатом стала безукоризненная работа.

В следующий раз этот человек также доверяется своему внутреннему чутью, и все недоумевают, откуда у человека такие золотые руки. Сам человек не говорит, что от паука, ибо не осознает этого, но это и не важно. У паука глаза как бы всюду, поэтому он умеет учитывать все одновременно. Глазами ему служит сотканная им паутина. Если паутину сорвать в его отсутствие, то он сплетает новую, такую же безукоризненную, как и прежде. Паук работает словно с пониманием, что если надо, так надо , и нечего тут брюзжать. Наблюдение за тем, как паук ткет паутину, вызывает глубочайшее уважение к мастерски сделанной работе.

Если паук сплел паутину в одной из комнат, то где бы он ни был сам, емуизвестно, что происходит в этой комнате. Паутина является биологической системой информации с обратной связью и обеспечивающей протекание саморегулируемых процессов при условии сохранности самого паука и его паутины. Точно так же организована трудовая деятельность вилочковой железы и лимфатической системы. Если Вы истребляете пауков и паутину, то незаметно губите свою вилочковую железу и лимфатическую систему. Но если Вы высвобождаете свое желание что-то из себя представлять и любые желания, приходящие на ум, то паук сам покидает Ваше жилище, и паутина сама собой превращается в пыль.

Известно ли Вам, что в старину паутину прикладывали к ранам, особенно к плохо заживающим? В те времена люди не знали, что паутина обладает энергией лимфы и что лимфа имеет способность очищения, но они это чувствовали и поступали так, как подсказывало чувство. Мне вспоминается случай с мужчиной, у которого на руке загноилась рана от собачьего укуса. Никакие лекарства не помогали, и тогда он высвободил из себя паука и наложил на ночь на рану паутину. К утру отечность спала, а гноение прекратилось. Рана зажила за три дня. И лишь одно удивляло мужчину — почему не осталось шрама.

Если человек представляет из себя что-то, он двигается быстро и легко, как паук по паутине. Но если он желает что-то из себя представлять и желает доказать свою состоятельность, то он попадает в зависимость от этого желания, и его суставы из-за печали утрачивают прежнюю подвижность. По утрам приходится прикладывать немало усилий, чтобы побороть отечность и быть в состоянии двигаться. Чем большую униженность испытывает человек из-за всего этого, тем вероятнее диагноз воспаления суставов. Чем больше он приукрашивает на словах свое бедственное положение вплоть до того, что сам начинает верить в свою лицемерную ложь, тем скорее развивается ревматическое воспаление суставов. Одним суставом оно обычно не удовлетворяется.

Паук движется быстро, но он не спешит. Спешащий человек, который желает что-то из себя представлять, подобен пауку в желании заманить других, словно мух, в свои сети. Разработанная им филигранная система, которая полностью им одобряется, превращается в

авторитарную систему руководства,

при которой все шпионят за всеми и при которой промедление в выполнении приказа означает гибель.

Муха является энергетически надоедливым доброхотом.

Особенно тяжко в сетях авторитарного руководителя приходится доброхотам, которые с надоедливой последовательностью стараются обращать зло в добро. Почему? Потому что авторитарный руководитель видит в человеке собственную скрытую сущность — букашку, ничтожество, которое желает истребить.

Ощущение собственного ничтожества

провоцирует желание доказать, что я не какая-нибудь надоедливая букашка, а что-то из себя представляю. Чем сильнее у авторитарного руководителя желание что-то из себя представлять, тем больше он требует слепого подчинения своей власти, чтобы укрепить свой авторитет, покуда не губит себя и свою систему. Плоды подобной системы приходится вкушать большинству нынешних детей, чьи родители желают продемонстрировать свою власть как друг другу, так и детям. При этом, вместо того чтобы замечать собственные ошибки, такие родители являются рьяными борцами против государственной либо любой другой авторитарной системы руководства. Они не способны видеть себя со стороны, а потому и не видят своих ошибок, и потому жизнь вынуждена учить их суровыми методами.

Авторитетность и авторитарность

являют собой две грани единого целого. Кто желает быть кем-то, а значит, быть авторитетным, становится авторитарным. Попросту говоря, становится тираном. Все чаще

тиранами

становятся маленькие дети, так как их воспитывают в духе превосходства над другими. Для любвеобильных родителей их маленький тиран является премилым и забавным созданием. Их собственническая любовь не допускает и мысли, что тем самым они делают ребенка несчастным. Глядя на других родителей, они подмечают чужие ошибки, но собственных не видят в упор. Ребенку, ставшему тираном, очень трудно обрести себя вновь. Возможно, что для этого потребуется помощь больницы либо тюрьмы.

Если желание быть авторитетом велико у обоих родителей, то в ребенке оно суммируется в чрезмерное. Женская авторитарность, свойственная лишь этой матери, и мужская авторитарность, свойственная лишь этому отцу, что, вполне вероятно, воспринимается внешне как весьма симпатичная авторитетность, делают из ребенка тирана, каких свет еще не видывал. Для окружающих он может быть вполне безобиден, однако способен причинить очень много боли родителям. Родители, снискавшие авторитет в обществе, в стенах дома находятся в полнейшей рабской зависимости от собственного ребенка. Они вынуждены страдать, поскольку сами превратили себя в рабов.

Ребенок может начать тиранить родителей сразу после рождения, если родители сразу, с первых же дней, принимаются лепить из него кого-то. Неважно, что это не происходит физически. А важно то, сколь сильно этого желают в мечтах. Желание, чтобы ребенок сызмальства преуспел больше, чем я, являет собой эгоистическое устремление, за которым стоит желание доказать свою родительскую состоятельность. Так с рождением ребенка жизнь родителей в ее поступательном развитии практически останавливается.

Если уже с одним ребенком столько хлопот, то страшно заводить второго. А о третьем и говорить нечего. Чем больше родители пытаются разрешить свои проблемы рассудком, тем больше ребенок сидит у них в голове, и все их помыслы связаны с ним. Между тем ребенок продолжает ощущать, что ничего из себя не представляет и что никто его не уважает. Недовольство выплескивается на самых близких. Ими чаще всего оказываются родители.

Стремление воспитать ребенка так, чтобы он непременно что-то из себя представлял, является большой ошибкой. Ребенок, воспитываемый в подобном духе, не может расти, шагая бок о бок с родителями по одной дороге и занимаясь совместными делами. И тем не менее он явился на свет, чтобы расти именно так. Он знал наперед, каково ему будет с этими родителями, и родился именно у них, ибо не может развиваться дальше без таких испытаний. Против своего воспитания он протестует по-разному. Если же ничто не помогает, он заболевает, чтобы родители сжалились и перестали его воспитывать.

Когда ребенок регулярно заболевает перед неким мероприятием, имеющим важное воспитательное значение, родители зачастую сами догадываются, что он подсознательно не хочет туда идти. Однако мало кто догадывается, что ребенок испытывает потребность оставаться дома среди домочадцев, чтобы научить родителей общаться друг с другом. Ведь он является на свет, чтобы сделать родителей счастливыми. Это значит — сделать счастливым себя — суммарное выражение своих родителей.

Если человек представляет из себя что-то в собственных глазах, а окружающим это не по нраву, ибо люди не терпят, когда кто-то из себя что-то представляет, то он счастлив и здоров, даже если вынужден жить затворником. Ведь нет смысла болеть либо расставаться с жизнью из-за окружающих. Затворничество не означает проживания в лесной чаще либо на краю света. Человек, удовлетворенный своим домом, может заниматься своими делами и общаться с миром с помощью литературы и искусства. Он не ведает печали, потому что не одинок. Человек, представляющий из себя что-то, всегда един со всем. Болезням не нужно являться его вразумлять.

Желание представлять из себя

что-то на современном языке означает

желание быть авторитетом.

Желают того, чего не имеют. Желание выражает страх остаться без желаемого. Страх притягивает то, чего боятся. Таким образом, кто желает быть авторитетом, может являться таковым в собственных глазах. Для других же он — человек авторитетный.

О пленниках и стражниках страха Нет худа без добра, и наоборот. Сталкиваясь лицом к лицу с трудными, как будто неразрешимыми проблемами общения, я научилась толковать простое сложно, а сложное, в свою очередь, сводить к простому. Общаться можно без слов либо словами, Слово можно услышать ухом или сердцем. Говорить можно многословно или немногословно. Будьте такими, какие Вы есть, будьте самими собой, т. е. людьми, тогда Вас не заденет ни многословие, ни молчаливость, ни вежливость, ни непристойность — Вы поймете смысл и того, и другого. Ведь первейшим средством общения является сердце, которое превращает в ценность поступающую с чувствами оценочную информацию. Так мы делаем жизнь проще.

И стрессы тоже можно высвобождать более простым способом.

Представьте себе, что когда-то давно, неважно, когда именно, в Вашу дверь постучался некий стресс, явившийся в роли наставника. Вы открыли дверь, он зашел. Вы закрыли дверь и произнесли: «Странно, мне показалось, что кто-то постучался в дверь». Вы попросту его не заметили. А между тем он самый крохотный, но самый важный кирпичик жизни. Он являет собой энергию, первичную частицу жизни.

Он является наставником, который знает, что учить надо так, чтобы урок был учеником усвоен. Поскольку его не признали, он был вынужден увеличиться в размерах, чтобы подать сигнал о своем наличии. Он вырос в ЧУВСТВО, а Вы стали называть его либо хорошим, либо плохим. Он знает, что это неправильно. Он вырос в ПОРЫВ ЧУВСТВ, т. е. в ЭМОЦИЮ, объединившись с другими эмоциями в НАСТРОЕНИЕ. Однако Вы не поняли тога, что эмоцию необходимо высвободить. Он разросся еще больше и обратился в ЖИЗНЕННУЮ ТРУДНОСТЬ с тем, чтобы Вы задумались, отчего Вас постигла эта беда. Поскольку же и этого Вы не поняли и стали повторять ту же ошибку помногу раз, то он был вынужден обратиться в БОЛЕЗНЬ, чтобы насильно уложить Вас в постель и заставить поразмыслить наедине с собой о смысле своей болезни.

Чем болезнь тяжелее и чем меньше надежды на чью-либо помощь, тем больше больному приходится размышлять и анализировать, чтобы исправить свое беспомощное положение. В результате человек перерождается. Он может нравиться или не нравиться, но он становится самим собой. Можно сказать, болезнь его образумила. Возьмем такой пример. Вас посетило чувство долга, и Вы его в себе удерживаете. Оно стало Вашим пленником, а Ваше тело стало его тюрьмой. Прежде же тело было царским дворцом. Отношения между чувством долга и телом такие же, как между пленником и тюрьмой. Оба истребляют друг друга, и обоим причиняется боль.

В чем нуждается любой пленник? «В свободе», — скажете Вы, Это Ваше мнение. Я тоже так считала. Но когда начала объяснять пациентам, то почувствовала, что обязана задать этот вопрос. Ответы были разные. Я в который раз осознала, что люди по-разному понимают простейшие житейские вещи. Что ясно и понятно для одного человека, вовсе не является таковым для другого.

Пример из жизни.

Этот же вопрос я задала одной 70-летней женщине, когда увидела, что и книги мои, и моя первая с ней беседа отскакивают от нее как от стенки горох. Со всей деликатностью, на какую я была способна, я сказала женщине, что не следовало торопиться с визитом, раз ей было недосуг заниматься высвобождением своих стрессов. Могла бы прийти как-нибудь попозже. Она обиделась и сказала, что глубоко удручена тем, что я о ней такого дурного мнения.

Сама того не желая, я обидела всеми любимую и уважаемую даму. Она не захотела признать за собой пошлой обиды — куда изысканней «быть удрученной». Женщина сказала, что своим трудолюбием и порядочностью всегда была примером для других. Чтобы не усугублять ситуацию, я сказала, что очень хочу, чтобы она выздоровела, и потому веду себя как суровый, строгий учитель, который не дает ученикам спуску.

С подобным учителем у нее был личный опыт общения, и она с жаром пустилась в воспоминания юности, желая поведать обо всем, что с ней приключилось в школьные годы. Так бы мы и остались перебирать в памяти старое, если бы я незаметно не направила разговор в нужное русло. Учитывая возраст женщины и, соответственно, ее замедленное мышление, я постаралась как можно доходчивее разъяснить сущность чувства долга и необходимость его высвобождения. Минут через десять женщина явно заскучала — стала глядеть в окно и тяжело вздыхать. Чтобы заставить ее думать, я спросила: «Скажите, пожалуйста, в чем больше всего нуждается пленник?» Женщину словно подменили. Пресыщенность и усталость словно рукой сняло. Щеки раскраснелись, глаза засияли, лицо заулыбалось. Все ее существо ликовало: «Ну наконец-то эта бестолочь сообразила задать вопрос, отвечая на который я смогу показать свою положительность». От людей столь положительных ничего нельзя требовать, им вынь да положь здоровье. «В пище!» — выкрикнула она. Меня словно обухом огрели. Я тихо сказала: «Дорогая моя, оттого что Вы так думаете, у Вас и рак кишки». Она и сама про это знала.

У людей, чья жизнь сводится к еде и проблемам, связанным с едой, заболевает пищеварительный тракт.

Услышав про это, люди обычно прерывают меня вопросом: «А разве можно без еды жить?» Иным я отвечаю: можно. В Азии зарегистрировано несколько сот людей, которые обходятся без пищи в течение пары десятков лет, но, тем не менее, живут обычной жизнью, работают и заводят детей. Это кажется невероятным, однако в принципе такое возможно, если человек душевно совершенен. В странах Востока едят на удивление мало. Мы можем говорить, что люди там голодают, так как отлынивают от работы, но это неверно. Голодание и нетребовательность лишь на первый взгляд кажутся одним и тем же. Тамошним людям гораздо более свойственно питаться воздухом и любовью, чем нам.

Аппетит выражает вкус к жизни.

Можно жить согласно потребностям, а можно и согласно желаниям. Чем сильнее страхи, тем больше под жизнью мы понимаем материальный мир и тем больше живем желаниями, вредя этим своему телу. Человека, живущего исключительно желаниями, не существует. То есть его нет в числе живых. Обращая потребности в желания, человек приближает смерть. Человек, более других живущий не желаниями, а потребностями, является святым.

Как человек мыслит, точно так же он переваривает пищу.

Недаром человек когда нужно подумать, говорит: «Я должен это переварить».

А. Человек, живущий потребностями,

умеет планировать свои дела по времени и очередности, благодаря чему спокойно выполняет одну работу от начала до конца. У него всегда есть время. Это не означает, что он станет тратить свое время на Ваши желания. Он знает, что важно, а что второстепенно. Для него всего важнее то, чем он занят в данный момент. Если, к примеру, он занят едой, то для него это священнодействие, и он не позволяет себе отвлекаться и не позволяет другим отвлекать себя. Прием пищи для него начинается с молитвой и завершается воздаянием благодарности, ибо прием пищи является важнейшей материальной деятельностью, обеспечивающей поддержание жизни на материальном уровне.

У человека, живущего потребностями, пищеварение качественное.

Б. Человек, живущий желаниями,

не умеет планировать время и очередность своих дел, а потому спешит. Он всегда в цейтноте и хватается за тысячу дел сразу. На еду и отдых он отводит минимум времени, ибо они не относятся к важным делам. Неожиданности непременно рушат все планы на день, и, занимаясь незапланированными делами, едой он не занимается, хотя и запихивает в рот пищу. Еда, будучи энергией, хоть и проваливается в желудок, но, поскольку ее не благословили, не знает, куда ей деваться, и остается в теле, как на складе, дожидаясь своей очереди.

У человека, живущего желаниями, пищеварение количественное.

И тот, и другой человек может заниматься: а) мелочами, б) большими делами.

1. Человек, живущий потребностями и занятый мелочами, ест мало, но зато часто.

Все свои дела он продумывает досконально, и так же досконально переваривается поглощенная им еда в пищеварительном тракте. Тщательно измельченная пища превращается в энергию, частицы которой проникают сквозь энергетическую сеть его тела, не застревая в ней и не образуя шлаков. Пища поставляет духовному телу необходимую информацию, физическому телу — необходимые питательные вещества, а все ненужное выводится из организма.

2. Человек, живущий потребностями и занятый большими делами, ест редко, но помногу.

Например, раз в день перед сном. Вам известно, что есть на ночь крайне вредно. Но поскольку мысли у такого человека совершенны, то и пища переваривается полностью, не образуя шлаков. Все энергии, содержащиеся в белках, жирах, углеводах, витаминах, минеральных веществах и калориях, благодатно воздействуют на развитие духа и обеспечивают нормальную анатомию и физиологию тела. Шлаки, вызывающие патологию, в теле не задерживаются.

3. Человек, живущий желаниями и занятый мелочами, заставляет себя есть, хотя есть не желает.

Он может постоянно думать о делах и заниматься ими, но впоследствии оказывается, что опять все сделано не так, как надо. Отождествление себя со своей работой вызывает ощущение никчемности, оборачивающееся желанием махнуть на все рукой. Озабоченно думая о своем, человек жует безвкусную пищу, чтобы затем ее проглотить. Еда может быть полноценной в любом отношении, но внутри такого человека она становится как духовным, так и физическим шлаком, поскольку человек не сумел извлечь необходимую информацию. В подобном случае похудание является знаком болезни.

4. Человек, живущий желаниями и занятый большими делами, ест для того, чтобы быть сильным и бороться с трудностями.

Аппетит его изначально выше, чем требуется. Ест он редко и помногу, чтобы не ослабеть. Возможно, что объем пищи не такой уж большой и она не столь калорийна, но ее проглатывают вместе со множеством плохих непродуманных мыслей. Тяжелые мысли поначалу отдают ощущением тяжести в желудке, затем уже во всем теле, оборачиваясь излишними килограммами — килограммами шлаков. Чем желания больше, тем больше непродуманность и тем крупнее непереваренные частицы задерживаются в энергетической сети тела, вызывая болезнь соответствующей степени тяжести.

Если человек к тому же искренен и не желает скрывать своих чувств, то шлаки проявляются в виде ожирения. Речь идет о наиболее скромной патологии, которая поначалу лишь наносит урон красоте, а со временем, даже если она не усугубляется, становится тем тяжелее, чем дальше, выше и быстрее человек стремится продвинуться.

Иначе говоря, толстыми становятся те, кто более всего почитает честность и потому желает быть очень честным. Движимые подсознанием, они не задумываются о том, что честность — это выказывание плохого. Таким образом, толстый желает выказать плохое, однако боится вывести его наружу, ибо опасается, что его сочтут плохим человеком. Он пытается доказать свою положительность хорошей работой и вежливым поведением. Ему невдомек, что всему бывает предел.

Чем важнее для человека внешняя красота, тем больше он ограничивает себя в еде, не отдавая отчета в том, что даже мизерная порция, принимаемая для поддержания духа в теле, переваривается аналогично его мыслительному процессу. Скудные калории не позволяют растолстеть, однако не препятствуют возникновению болезни. Многие толстые люди подсознательно боятся урезать количество пищи, так как чувствуют, что сразу заболеют. В этом отношении они правы.

Если человек не меняет своего умонастроения, то ему для подпитки стрессов требуется много еды, и если ее недостаточно, она заимствуется у тела. Тело худеет, вместилище для стрессов уменьшается в размерах, и стрессы устремляются наружу — тело заболевает. Например, человеку отчаянно хочется похудеть, а чувство голода вызывает отчаянное желание всех обвинять: мол, даже поесть не дадут. Своеобразие обвиняющей злобы определяет своеобразие возникшей болезни.

Кто многого желает, тому ничего не хватает. Но и эту малость он не смеет и не желает отдавать. Он желал бы отдать лишь то, что ему в себе не нравится. Например, лишние килограммы. От лишних килограммов не избавиться, не избавившись от энергии обвиняющей злобы. Кто упрямо продолжает считать себя хорошим человеком, тот не признает своей злобы и не осознает глубинной сути энергии злобы. Непризнание проявляется в нежелании отдать то, что у меня есть. Многие считают, что у них слишком мало всего, а потому и страдают запорами.

Запор

происходит оттого, что человек все приберегает для себя. Поделиться с ближним — это все равно что разбазарить и бросить на ветер свое добро. Если человек страдает запорами, то его бережливость переросла в скупердяйство. Желание иметь вынуждает его во всех и вся видеть скупердяйство либо злостное расточительство. Он не верит в чью-либо щедрость.

Скупердяйство бывает духовное, душевное и материальное.

Человек, не желающий делиться своими знаниями, относится к

духовным скупердяям.

Это самый злостный вид скупердяйства. Страх лишиться своих знаний не позволяет порой делиться даже житейской мудростью. Страх, что мои знания или информированность будут эксплуатироваться другими, зависит в своей интенсивности от качества научного образования. Когда такой человек узнает о том, что где-то были украдены секретные научные сведения, у него резко возрастает страх.

Взросление и размножение человека соотносятся с количеством, развитие же — с качеством.

Не желая делиться своими знаниями, человек скупится делиться

качеством. В этом случае кишечник как будто опорожняется, но, несмотря на это, на слизистой кишечника скапливаются большие каловые массы, не позволяющие ему качественно работать.

Душевное скупердяйство, при котором человек скупится на любовь, приводит к скупердяйству по отношению к вещам.

Скупердяйство по отношению к вещам, в свою очередь, усугубляет скупердяйство по отношению к любви. В процессе этого страх меня не любят превращается в страх в моей любви не нуждаются. Раньше человек не отдавал потому, что не давали ему. Теперь не отдает потому, что у него не берут. Мотивировка убедительная. Запор являет собой желание иметь то, что хочется иметь. Связанные с ним страдания выражают нежелание иметь то, что иметь хочется. Не правда ли, странно, если задуматься. Все мы в большей или меньшей степени являемся подобными чудаками, мыслящими противоречиями и сами накликающими на себя беды.

Иначе говоря,

применение слабительного

по существу

идет вразрез с желанием человека,

потому после опорожнения кишечника не возникает особого чувства облегчения. Основная масса кала пристает к слизистой кишечника, образуя твердые, как камень, наросты. Кишечник очищается, когда человек изменяет умонастроение.

Необходимость очищения признается, однако потребность очищения, к сожалению, нет.

Мне доводилось слышать о всяких уловках и видеть в работе чудотворные клистирные аппараты, способные очистить кишечник до блеска, но, увы, все это лишь обман зрения.

Избавиться от всего ненужного можно и без хваленых процедур, вредных для тела.

Для этого следует лишь изменить свое умонастроение — высвободить стрессы.

Я верю тому, что вижу третьим глазом, то есть сердцем. Несколько лет тому назад во время моего пребывания за рубежом мне хотели продемонстрировать работу суперсовременного аппарата для промывания кишечника, который якобы совершенно безвреден для тела.

Честь побывать в роли подопытного кролика я уступила рекламному агенту. Хоть он и обиделся, однако стал переубеждать меня тем, что сам он раз в неделю проделывает двухчасовую клистирную процедуру и чувствует себя как никогда прекрасно. Я прикусила язык — умного человека лучше не смущать. Он продолжал настаивать на своем. Мы договорились как-нибудь встретиться, чтобы обсудить это дело. К сожалению, не прошло и года, как он умер от рака кишечника.

Человека всегда интересует то, что является его уязвимым местом, даже, если оно еще не дает о себе знать физически. Подсознание притягивает возможность решения проблемы. Мысля рассудительно, человек решает проблему лишь на уровне мышления, то есть на духовном уровне. Мысля умом, он начинает выискивать материальные средства помощи. Человек, не осознающий пока своей ошибки, распознает ее у других. Он может полностью посвятить себя оказанию помощи другим и не будет замечать прогрессирующей болезни собственного тела. Тем самым тело доказывает ему, что телу следует помогать прежде всего не материально — лекарствами и процедурами — а духовно, исправлением умонастроения.

Чем уравновешенней мыслит человек, тем меньше он нуждается вматериальной помощи.

Запор ускоряет возникновение рака кишечника. Это не значит, что при постоянно жидком кале рак невозможен.

Понос

выражает отчаяние, связанное с заботами, при котором человеку хочется разом избавиться от всех неприятных дел. Если человек испытывает очень большое желание быть сильным и свою силу демонстрировать, а также равновеликое

желание избавиться от всех неприятных дел,

то он будет постоянно страдать поносом. Он может обессилеть до обморочного состояния, однако внешне будет прибавлять в весе. Почему? Потому что все необходимое — минеральные вещества и витамины — вытекает из тела, а все ненужное - лишние калории — остается. Нарушение обмена веществ усугубляется.

Толстый желает быть честным сам, худой желает, чтобы честными были другие.

Толстый принимает лгунов за честных, худой же и в честном видит обманщика. Худой очень требователен по отношению к другим, поскольку считает, что другим не в чем его упрекнуть — ведь он в прекрасной форме. Если толстый ставит перед собой цель похудеть и действительно худеет, то его требовательность к себе превращается в сверхтребовательность к другим. Начинает действовать принцип: почему другие не могут, если я могу. Подобное отношение может обернуться полнейшей жестокостью.

Стало модным следить за своим весом,

а также быть жестоким.

Жировая ткань — это склад стрессов, а точнее говоря, печали.

Печаль

же

являет собой бессильную злобу.

Когда размеры складского помещения сокращаются, содержимое следует разместить покомпактнее. Когда же склад делается еще меньше, содержимое нужно спрессовать. При каком весе тела содержимое достигнет взрывоопасной критической массы и в какой момент взорвется, зависит от предела выносливости и толщины кожи хозяина, то есть от желания быть честным человеком.

Прекрасную идею

следить за своим весом, а также качеством пищи

весонаблюдатели превращают в фарс. Среди них мало кто остается в стороне от соревнования по подсчету утраченных килограммов. Азарт не спрашивает, что будет дальше, главное — обрести коммерческую внешность. Неважно, какая болезнь развивается от подобного уплотнения стрессов. Гораздо хуже, когда гибнет Человек. Толстый, энергичный, добросердечный человек, проявлявший активный интерес ко всему на свете, внезапно становится рабом своего тела и ничего не видит вокруг, кроме калорий и килограммов.

Возможно, Вы почувствовали себя задетыми, поскольку Вы тоже относитесь к числу весонаблюдателей, и желаете возразить, что рабом своего тела не стали. Если не стали, то и в весе много не сбавили. Если не сбавили, значит, махнули рукой. Ведь качество достигается трудом. Куда проще с количеством.

В принципе идея слежения за весом благодатна, так как учит человека обращать внимание на свое тело и разбираться в качестве пищи.

Для женщины, о которой говорилось выше, привычным явлением были и поносы, и запоры. Не вникнув в суть моих слов, она принялась в самооправдание напоминать мне о военных ужасах и депортациях, хотя ни я, ни она от них в этой жизни не пострадали. Я же, в свою очередь, припомнила ей, что в предыдущих жизнях мы с ней обе умерли с голоду и потому боимся голода. А еще во мне сидит страх ослабеть, так как я надеюсь только на себя. У нее же этот страх пока еще мал, потому что она продолжает считать, что помочь ей вернуть здоровье должны другие.

Женщина согласилась с моими словами, хотя не понимала, с чем соглашается. Так она ведет себя во всем из-за желания быть хорошим человеком. А позже непременно обижается. Вместе с тем это же желание вынуждает ее держать язык за зубами и проглатывать обиду, в противном случае, люди, возможно, будут злословить за ее спиной. Она абсолютно твердо убеждена в том, что никто не может сказать о ней ни одного дурного слова. Единственный, кто утверждал обратное, — ее муж, но он уже 20 лет как умер. Детей же у нее нет.

Желание всем нравиться реализуется почти всегда за счет семьи. Чем шире круг знакомств и чем сильнее желание общаться со всеми, тем больше страдают супруг, дети и родители. Если окружающие не проявляют того любвеобилия, на которое рассчитывает человек, выслуживающий любовь, то виноватыми оказываются домочадцы. Плохая семья не дает хорошему человеку сиять во всем блеске.

Именуя чужих людей хорошими, человек непременно именует своих плохими. Настает час, когда чужие тоже становятся плохими, ибо они недостаточно высоко оценивают старания хорошего человека. А тут еще к человеку бумерангом возвращается обиженность семьи, оказавшейся без вины виноватой. Итог всегда один: человек ощущает, что его никто не любит. Изо дня в день повторяется одно и то же, но всякий раз по все более черному сценарию. В конце концов человек либо изменяет свое умонастроение, либо умирает. Последний вариант до сих пор был более популярен. Наперекор нравоучительной пословице, человек откладывает на будущую жизнь то, что можно сделать в нынешней.

Жизнь и пищеварение Жизнь человека — это бесконечные

дела,

а значит,

пребывание в состоянии деятельности.

Дела бывают разные: духовные, душевные и физические. Мысли об окружающем мире и о собственной роли в этом бесконечном мире означают

пребывание в состоянии духовной деятельности.

Любовь соотносится с

пребыванием в состоянии душевной деятельности.

Работа являет собой

пребывание в состоянии земной деятельности.

Все это вместе взятое есть просто бытие, или пребывание в живом состоянии, и целенаправленное удовлетворение своих потребностей. Чтобы оставаться при жизни человеком, необходимо соблюдать следующую очередность в удовлетворении потребностей: сначала духовные потребности, затем душевные и в самом конце физические.

Подсознанию известно, что и как необходимо. Если мы неспособны извлекать знания, хранящиеся в подсознании, то не осознаем необходимости данной очередности и позволяем рассудку ставить все с ног на голову.

В результате пищеварительный тракт заболевает.

Пищеварительный тракт тем самым показывает, как мы относимся к своей работе и делам,

каким образом и в какой степени зависим от своей работы и увязли в желании добиться чего-то с помощью работы.

Деятельность становится работой, когда целенаправленность превращается в целеустремленность.

Выражаясь иначе, когда страх превращает потребность в желание. Живя во имя цели, человек не может просто быть и заниматься нужными делами. Для достижения цели человек должен что-то делать, и чем больше цель, тем больше он должен делать. Так человек, живущий во имя цели, делается рабом работы. Рабский труд подневолен и тяжек. Поэтому раб ненавидит работу. Чем раб умнее, тем больше его ненависть распространяется и на хозяина, заставляющего его работать. Так же и человек наших дней, человек, по собственному разумению, свободный ненавидит государство, хозяина либо самого себя, в зависимости от того, кто ему приказывает.

Мысли о том, чтобы стать кем-то или чем-то, относятся к

духовной работе.

Любовь ради того, чтобы стать кем-то или чем-то, являет собой

занятие сексом как земной работой.

Работа во имя того, чтобы стать кем-то или чем-то, есть

рабская работа.

Все вместе означает

жертвование собой

в угоду собственным желаниям, во имя цели. У человека, живущего корыстными интересами, поражается пищеварительный тракт.

Степень тяжести болезни сопоставима с ценностью приобретаемого в переносном смысле.

Желая проявить себя с положительной стороны, человек стремится делать добро другим, чтобы было хорошо самому. Хочет делать добро, чтобы добро получать. В основном так и происходит. Но только вместе с хорошим является его оборотная сторона — плохое, которое вызывает болезни. Болезнь учит, что человек, сознательно делающий хорошее другим, сознательно делает себе плохо. Налицо злонамеренность. Эта энергия делает из человека преступника.

Если другие не позволяют делать себе хорошее, отказываются от хорошего, то желание остается нереализованным. Несделанное дело, которое хотелось бы сделать, является пожеланием.

Нереализованная доброжелательность становится недоброжелательностью, если к ней не относятся положительно.

Чем больше число нереализованных благих пожеланий, тем сильнее обиженность и тем скорее возникает раковая болезнь.

Итак,

желания имеют два полюса: благонамеренность и злонамеренность. Пожелания также имеют два полюса: доброжелательность и недоброжелательность.

По мере роста одного из них растет и другой. Попавший в беду человек даже при всем своем желании не может понять, почему при всей его положительности ему выпадают столь суровые испытания.

Поскольку состояние органов брюшной полости отражает состояние Ваших дел и работ, обратите в данной главе внимание на такие слова, как занятие, дело, работа

,

а также на производные от них. Прочувствуйте каждое слово в отдельности, и Вы поймете, что «занятие» — понятие неограниченное, вмещающее в себя все работы и дела, тогда как слово «работа» для большинства из нас не связано с работой над собой. Поэтому у человека, вечно занятого делами и работой, пищеварительный тракт не в порядке. Нет такого вида деятельности, состояние которого не отражалось бы на пищеварительном тракте, и нет болезни, при которой одновременно не поражался бы соответствующий участок пищеварительного тракта.

При духовном высвобождении материальной работы человек обретает способность работать над собой посредством той же работы.

Если перед тем, как приступить к любой работе, Вы потратите пару минут на общение с ней, а значит, высвободите ее из себя, то почувствуете, как меняется Ваше отношение к работе. Трудная или неприятная работа становится милой сердцу и уже не кажется трудной и неприятной. По окончании работы устает только Ваше тело, а не душа, как бывало раньше. Если Вы довольны собой, то довольны и работой и вообще всем на свете.

Выполняя данную работу, Вы работаете над собой, и эта работа не накладывает отпечатка на Ваш пищеварительный тракт. Когда Вы научитесь высвобождать всякие работы перед тем как к ним приступать, пищеварительный тракт перестанет Вас беспокоить.

У человека, который занимается собой, исчезают недуги не только пищеварительного тракта, но и всей брюшной полости.

Наиболее претенциозным рабочим объектом является другой человек. Обслуживающему персоналу, в том числе медицинским работникам, тяжелее всего приходится с людьми, которые требуют, чтобы ими занимались, однако сами пассивно наблюдают со стороны — мол, поглядим, что из этого получится. Причем они абсолютно убеждены в том, что за духовную помощь платить не надо.

Научитесь духовно высвобождать из себя того физического человека, который желает, чтобы Вы им занимались. Если это уметь, то Вы сможете сделать ему физически то, что он желает, себе же сделаете то же самое духовно. Ему Вы ни в коем случае не сможете сделать этого духовно. В результате вы оба окажетесь довольны как собой, так и друг другом. Правда, духовной помощи он не получил, но поскольку явился с желаниями и требованиями, то явился вовсе не за духовной помощью. Будучи признательным Вам, он все же неосознанно какую-то духовную помощь получил.

Поступая таким образом, Вы уясните смысл изречения: все, что человек делает другому, он на самом деле делает себе.

В

самом общем виде

местоположение заболевания брюшной полости указывает на местоположение причины Вашей проблемы.

Что это значит? Это значит, что, подобно тому как человек имеет дух, душу и тело, его живот имеет верх, середину и низ.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная